Семен Александровский: Биологичность становится нашей уязвимой чертой

Летом завершился фестиваль цифрового искусства “Точка доступа” - он стартовал еще на карантине и объединил в сети зрителей из разных уголков мира. Одним из открытий фестиваля стал спектакль “Брак”, собравший массу позитивных откликов. О будущем постановки, человеческой природе и “работе” искусства мы беседуем с петербургским режиссером, учеником Льва Додина, создателем Pop-up театра Семеном Александровским.



“Брак” переносит в 2035 год: семейная пара проводит ностальгическое свидание в zoom, вспоминая, как начинались их отношения, переосмысливая прошлое и оценивая настоящее. Это антиутопия о том, как изменятся отношения между мужчиной и женщиной в “мире, который не будет прежним”. Зрители оказываются в необычной роли...

- Спектакль был показан в рамках фестиваля “Точка доступа”. Будет ли его дальнейшая жизнь?

- Совместно с фестивалем мы планируем провести еще несколько показов осенью: 18, 19 сентября и 2, 3 октября. А дальше он войдет в репертуар Pop-up театра, и мы время от времени будем его играть.

- Именно онлайн? Или все-таки на сцену его перенесете?

- Исключительно онлайн. Этот спектакль сделан не в компромиссной ситуации в онлайн, а изначально для онлайн, так задуман. У него нет офлайн-версии и не должно быть. 

- Идея zoom-спектакля родилась от пьесы Аси Волошиной?

- Пьеса написана по моему заказу. Мы еще зимой, до того, как театр перешел в онлайн, начали с Асей создавать спектакль для платформы zoom. У меня была задумка - делать киберспектакли, мы уже начали их анонсировать, и как раз началась пандемия…

В результате - переосмыслили то, о чем будем говорить, но саму форму оставили. И Ася написала пьесу под ту форму спектакля, которую я ей изначально предложил. Темы обсуждали в диалоге. То, как говорят герои и о чем говорят, - в этом Асино авторство. Это тот мир, который она как драматург предлагает, в нем есть ее обдуманные и прожитые размышления, открытия и т. д.

- "Брак" поднимает столько актуальных тем, что его можно назвать спектаклем утопическим, политическим, экзистенциальным, бытовым и даже феминистским... А какой он прежде всего для вас? Какова главная тема?

- Нет чего-то главного. Если бы было что-то одно главное, для этого не нужно было бы делать спектакль. Вообще спектакль - сложная конструкция, в которой исследуется довольно много вещей и выражаются личности художников, которые его создают: драматурга, режиссера, артистов.

В качестве отправной точки для размышления над “Браком” можно выделить нашу изменившуюся повестку с биологией. То, как в условиях коронавируса мы стали воспринимать нашу биологичность. Себя как физические тела.

Биологичность становится проблемной и уязвимой чертой человека. То, что мы обычно ценим в человеке - его тактильность, его физическое присутствие и т.д.- в ситуации пандемии перемещается в территорию риска и страха. Это все довольно любопытно для исследования. И в том числе этот вопрос мы обсуждали, когда задумывали спектакль.

- Мы на многое посмотрели другими глазами, находясь в самоизоляции. И театр новые формы стал обретать в условиях пандемии. Семен, какой ваш личный ответ на вопрос спектакля "Брак": "Как выжить среди этой смертной любви?". Как выжить в ситуации, в которой все оказались?

- Такой вопрос! У меня нет ответа.

- Просто посоветуйте читателям.

- Я не даю советы, я не не советчик…

- Возможно, ваши спектакли подскажут?

- Спектакли тоже никому ничего не подскажут. Спектакли работают по-другому, они не подсказка и не шпаргалка.

- Вы так думаете? Я как зритель могу здесь поспорить…

- Ну это же ваш личный опыт. Вы спектакль таким образом осознаете, но мы таких целей себе не ставим. Искусство работает иначе. Оно обращает человека к самому себе. А не транслирует какие-то мои - как режиссера - или кого-либо другого убеждения, открытия. Все открытия зритель делает сам. Сам с собой. Сам в себе.

Беседовала Любовь Костерина

Предыдущее событие
--> -->