Пять уникальных экспонатов, ради которых стоит посетить Театральный музей в Петербурге


Полифон - это музыкальный аппарат для воспроизведения мелодий. В корпус полифона вмонтировано звукогенерирующее устройство: стальная гребенка с настроенными зубцами, считывающий механизм и десять металлических дисков, на которых записаны песенки, куплеты из оперетт и другая легкая музыка. Кроме того, у полифона из коллекции музея имеется “карман” для хранения дисков и прорезь для монет.

Этот музыкальный аппарат для воспроизведения мелодий когда-то был мечтой любителей музыки, но приобрести такую дорогую вещь могли лишь немногие. В России полифоны часто называли трактирными органами, так как предприимчивые владельцы трактиров ставили полифоны в общем зале - для увеселения публики и извлечения прибыли. За пять копеек можно было послушать какую-нибудь душещипательную мелодию. Следует отметить, что пять копеек в те времена были немалой суммой - так, на копейку можно было купить два фунта мяса.




В Музее театрального и музыкального искусства хранится кожаная маска Дзанни - персонажа-слуги из комедии дель-арте. Комедия дель-арте - это вид итальянского уличного театра, в котором профессиональные актеры прибегали к импровизации и использовали маски. Возникнув в середине XVI века, этот вид театра был обращен к самой широкой публике - от простолюдина до государя. 

Труппы артистов путешествовали по всей Италии и Европе, а в XVIII веке итальянские актеры комедии дель-арте были приглашены с гастролями в Россию.

Кожаная маска была обязательным атрибутом комического актера, закрывающим его лицо. Со временем маской стали называть и самого персонажа. Актёр, как правило, играл одну и ту же маску. Маска становилась образом актера, который он выбирал в начале карьеры и играл на протяжении всей своей жизни.





В коллекции музея хранится печать-факсимиле, которая принадлежала последнему директору Императорских театров Владимиру Теляковскому. Ручка печати в виде женской головы выполнена из фарфора и украшена стразами синего, белого и красного цвета. 

В подставке, которая имитирует игральную кость, находится металлическая пластинка с факсимильной подписью на французском языке. Печать в футляре из белой кожи была подарена Теляковскому итальянским трагиком Томазо Сальвини во время гастролей в России - на внутренней стороне крышки видна надпись Salvini & C.

Артист подарил директору интересную и оригинальную печать-факсимиле, которую заказал в Италии. Форма игральной кости была выбрана для подставки неслучайно. Издревле игральные кости символизировали удачу и успех. В комедии “Как вам это понравится” Уильяма Шекспира, любимого драматурга Сальвини, есть знаковые для актера слова: “Вся наша жизнь - игра, а люди в ней - актёры”.




Литографский плакат в чёрном, белом и голубом цвете. На плакате изображен арабеск Анны Павловой в партии первой сильфиды из балета “Сильфиды” на музыку Шопена. Сотрудничество с Дягилевым принесло мировую известность многим выдающимся художникам и артистам, в том числе и легенде русского балета - Анне Павловой. 

Плакат В. Серова с изображением Анны Павловой в балете “Сильфиды” 1909 года на музыку Ф. Шопена - один из шедевров коллекции Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства. Сергей Дягилев, человек исключительных организаторских способностей, впервые представил Парижу произведения русских живописцев, концерты выдающихся музыкантов и певцов.

19 мая 1909 года состоялся первый спектакль русского балета в Париже. Анна Павлова была звездой репертуара всех трех балетов первого сезона. Однако реклама, сосредоточенная на Нижинском, почти обошла своим вниманием великую балерину. Больше в дягилевских сезонах знаменитая танцовщица не участвовала. И все равно символом первого сезона русского балета в Париже навсегда остался силуэт сильфиды - Павловой на голубоватом фоне серовской афиши.




В коллекции Музея представлен портрет Мейерхольда работы Александра Головина. Картина была написана в 1917 году, в период активной подготовки к премьере  спектакля “Маскарад”.

Всеволод Мейерхольд изображен на фоне яркого декоративного занавеса и большого театрального зеркала. Такая композиция подчеркивает связь Мейерхольда с Доктором Дапертутто - персонажем сказки Эрнста Теодора Амадея Гофмана.
Используя имя “Дапертутто” в качестве псевдонима, главный режиссер императорских театров и сам был поразительно похож на него. В описании Гофмана знахарь выглядел как "высокого роста сухощавый господин с тонким ястребиным носом, сверкающими глазами и язвительно поджатыми губами".Портрет очень точно передаёт характерные черты режиссёра-реформатора. Усталый и измученный взгляд, брошенный на зрителя по эту сторону зеркала и устремленный вдаль, полный надежд "зазеркальный" образ пророчествуют нелегкую судьбу неутомимого искателя новых театральных форм.

Информация подготовлена для "Бинокля" Музеем театрального и музыкального искусства

Предыдущее событие

Похожие события

--> -->